«Автопроституция» — как образ жизни

--> Колумнисты Фарсёра

На закате советской власти, когда машина уже почти перестала считаться роскошью, но ещё не превратилась в средство передвижения, в основном среди сельской молодежи, появилось развлечение: угнать покататься какой-нибудь «колхозный рыдван», дабы съездить на нем за очередной дозой огненной воды, сгонять подраться в соседнюю деревню или прокатиться в районный клуб на танцы. Промышляла этой забавой, как правило, до армейская пацанва, руководствуясь двумя принципами, первым: «все вокруг колхозное — все вокруг мое» и вторым: «армия все спишет». Для этих покатушек годилось всё, что стояло на колесах — от бортового грузовика с трактором или комбайном, до сельсоветовской легковушки или мотоцикла местной почтальонши. Во время таких вояжей техника частенько приходила в негодность (переворачивалась, тонула, билась о что попало или сбивала кого придётся). Как правило, если обходилось без человеческих жертв и крупного ущерба государству, то есть в тех случаях, когда сами злодеи могли ее отремонтировать в колхозных мастерских — им местные «Анискины» только давали по шее, а бравые военкомы без очереди вручали повестку. В те времена в нашей бескрайней стране народ жил, в большинстве своем, не только в двух-трех мегаполисах (население распределялось достаточно равномерно, в связи с чем данное социально неодобряемое явление не становилось большой проблемой республиканских столиц, где конечно тоже имело место быть, но в значительно меньшей степени). Такой советский каршеринг оставался развлекухой в основном сельского населения в силу его географии, удаленного от постов ГАИ и строгих глаз иных блюстителей порядка.

Теперь ситуация изменилась и безнаказанно погонять на чужом авто стало сложновато. Но потребность в такого рода романтике и память крови, как говорится, остались. А раз есть запрос, то общество обязательно предоставит соответствующую услугу. Бывшие колхозные селяне переехали в города, вырастили уже по два поколения наследников, но «колхозный» менталитет многие все еще сохранили. И тут на помощь им пришел… вездесущий каршеринг. Тот самый пресловутый легализованный угон. Это как проституция: вроде бы да, вот она родная, ан нет, это массажистка, танцовщица на пилоне или эскортдевица. В отличие от каршеринга, за девиц я все же заступлюсь: не все представительницы этих специальностей являются проститутками — среди них много и вполне порядочных женщин. Но каршеринг, пардон, очень напоминает закамуфлированную проституцию, как рассадник всевозможных проблем и пороков. Каршеринговая машина,

это и ночлежка, и место для интимных свиданий с теми же проститутками, и повозка для наркодилеров, впрочем, как и закладка для покупателей дурного зелья, безумная развлекуха для малолетних гонщиков и пьяных водителей, подчас уже лишенных прав на управление транспортным средством — очень удобный девайс для совершения преступления, ведь теперь можно для этого не угонять автомобиль, а воспользоваться почти законно каршеринговым.

Помимо всего вышеперечисленного, сей проституирующий автохлам повсеместно нарушает ПДД, занимает и так немногочисленные парковочные места и создает пробки на дорогах. Да еще, не маловажная деталь, эта автопроституция снижает и так не высокий уровень персональной ответственности населения, подсаживает его на кредитный образ мысли, когда без особого труда ты все можешь получить прямо сейчас. Такой самообман иллюзии успеха и собственной крутости — ровно так же, как общение с проституткой для закомплексованного, прыщавого, урода полуимпотента, не способного познакомиться с порядочной женщиной. Купил на час: попользовал, поглумился, если хватило сил, и бросил. Вуа ля.

Вадим Ш.

Самое свежее из Колумнисты Фарсёра

Дело доцента Соколова

Дело доцента Соколова на самом деле очень красноречиво характеризует всю нелепость нашего

Куко́лд или лопух?

Владимир таки Александрович Зеленский предпринял попытку лично разоружить не очень законные вооруженные