Пара слов о европейских ценностях

--> Колумнисты Фарсёра

Само понятие «европейские ценности» возникло буквально совсем недавно, в конце двадцатого века. Даже во время второй мировой войны его не существовало. Но оно, если можно так сказать, тогда уже негласно присутствовало в общественном сознании.

Давайте же разберемся: откуда же пошли те самые европейские ценности? А пошли они из глубин веков, из правил, ставших привычками. Именно тех правил поведения, которые и сформировали современного улыбчивого, дружелюбного на вид, толерантного и внешне законопослушного европейца (правда склонного к неким извращениям, но тем не менее очень симпатичного и… как он думает… свободного). Европеец уважает власть, исходящую от суверена (как следует из словаря Ушакова: «суверен» — носитель верховной власти), которая распространяется на его вассалов (землевладелец-феодал, зависящий от сюзерена и обязанный ему различными повинностями) в свою очередь являвшихся сюзеренами и вассалами в средневековой вертикали власти. Помните выражение: вассал моего вассала — не мой вассал. Это как раз про иерархию подчиненности. То есть для низшего, вершителем его судьбы был старший, но не верховный руководитель. Добавим сюда право первой ночи — такое забавное явление на фоне «ханжеско-пуританского католического» общественного мировоззрения европейского общества.

По поводу европейской улыбки и видимой доброжелательности. В те же славные года средневековья, когда культ дамы сердца был возведен практически до уровня мадонны, европейские рыцари просто из лат выскакивали чтоб доставить удовольствие тем самым дамам сердца. А одним из условий хорошего настроения таковых являлось отсутствие в поле их зрения чего-либо неприятного, в том числе и угрюмых рож простолюдинов. Поэтому когда где-то в итальянской провинции и возник такой прецедент, когда какой-то бродяга оскорбил взгляд младой госпожи своей гнусной рожей и та впала в грусть. Ее рыцарь исправил ситуацию, отрубив башку негодяю, так как сие происшествие случилось в его землях. Вскоре такого рода практика прижилась повсеместно и добрые миряне научились улыбаться еще за версту от господской кареты.

Европейцев к чистоплотности, кстати, приучили примерно теми же методами, но на фоне чумных и холерных эпидемий. Окончательно же завершила образ носителя европейских ценностей пресвятая инквизиция,

которая помимо прививания морально-этических устоев значительно подкорректировала и геном современного европейца.

В совокупности мы имеем то, что имеем. Мы определенно разные, не говоря уж об американцах, общество которых сформировалось первоначально не из самой элитной части европейцев. Отсюда вывод: так ли хороши те самые европейские ценности и стоит ли нам с таким вожделением оглядываться на запад?

Вадим Ш.