• 30.06.2022 07:32

Я возвращался из Скадовска в Москву. Скадовск находится на освобождённой территории в Херсонской области. Глава ВГА Скадовского района и г. Скадовска Сергей Швайко подвёз меня до 61-го км, там попросил ребят на блокпосту подсадить меня к тем, кто едет в Крым. Машина в Крым нашлась за время одной затяжки, и я побежал в бусик к фермерам из Новой Каховки. Фермеры везли свою клубнику в Крым. Скупщики покупают клубнику в Новой Каховке за 40 рублей/кг, ребята продают оптом в Крыму – за 80 руб/кг, розница с машины на трассе в Севастополе – 160 руб/кг. Вот такая она – экономика переходного периода.

На границе я оставил ребят стоять в небольшой очереди, а сам отправился переходить КПП пешком. После успешного перехода я отправился пешком в сторону Армянска, думая, что меня кто-то подберёт. Все пять машин, стоявшие впереди моих фермеров из Новой Каховки, прошли мимо, извинившись – подсадить некуда. Дмитрий и Вася (так звали молодого фермера и его работника из Новой Каховки) тоже не остановились – в момент нашей новой встречи мимо проезжала военная колонна и всем было не до подсаживания пассажиров. Зато местные из Крымского Титана забрали в прохладный салон своего авто с запылённой крымской дороги обожжённого солнцем журналиста. Так что мой план обогнать «очередь» практически удался. (По крайней мере по времени я практически не проиграл). Из Армянска автобус довёз меня до Джанкоя, где я  стал ждать прибытия поезда на Москву.

В этот же день на другом КПП – на Чонгаре – границу переходил Вадим. Он шёл к Москву, к Путину. Вадим Свищёв, глава Новоалексеевского сельсовета Бердянского района Запорожской области. 

Краткая справка

В декабре 2021 года киевские власти укрупнили районы и Приморский район стал частью Бердянского района. А ещё раньше сельсоветы (выборные) были упразднены, а вместо избираемого гражданами главы сельсовета, появились назначаемые Киевом старосты. Такая вот она реформа местного самоуправления по-киевски.

Конец краткой справки

Путь до границы Вадиму пришлось закладывать кружной, через Мелитополь. От Мелитополя до границы он доехал на частнике – Вадим отдал ему «за билет» свои кроссовки и часы. На границе же русские пограничники после разговора главу сельсовета накормили-напоили, приодели и передали на руки волонтёрам. Волонтёры довезли ходока до Джанкоя, там в центре помощи беженцам с территории бывшей УССР его снова накормили, опять надавали одежды (Вадиму пришлось выбирать, что оставить, а что взять с собой – в рюкзак не помещалось). Волонтёры приобрели главе сельсовета билет на поезд до Москвы, дали в путь немного денег и пожелали удачи. 

Так мы с Вадимом оказались в одном плацкартном вагоне. На перроне в Ростове-на-Дону мы познакомились, и там во время длительной стоянки начался наш разговор. Передо мной стоял худой, высокий, потомственный донской казак и рассказывал шолоховские истории 21 века. 

Новоалексеевка и другие сёла, входящие в сельсовет, пьют привозную воду. Село находится в стороне от основных трасс. Поэтому о них позабыли. Пенсионеры и бюджетники оказались без средств, нацистский Киев деньги зажал. Воды нет. Приходится собирать дождевую воду и варить фураж и лебеду. Местные куркули держат контроль не только над земельными участками и техникой, магазины также в их руках. И склады с зерном. 

Староста сбежал. Куркули закрыли пекарню. А цены взвинтили вверх – даже на дрожжи: маленькая пачка дрожжей стоила больше 300 рублей. 

В такой сложной ситуации Вадим сам возложил на себя обязанности главы сельсоветы под молчаливое одобрение односельчан.

Я слушал его, а в голове всплывали картины из книг и кино о гражданской войне.

Вадим рассказывал о многом, но всегда разговор возвращался к местным фермерам-куркулям. Их преступления многочисленны: вырубка лесопосадок, грабительское отношение к земле, с которой кормятся. При этом засевают все участки до которых могут дотянуться, даже не думая оформлять хоть какое-то подобие права на собственность. (футбольное поле на стадионе не засеяли пшеницей только потому что специальная военная операция приостановила их кипучую деятельность). 

Но и военных преступлений они не чураются. Особенно если видят барыш, слышат звон монет. Один из фермеров организовал группу для нападения на российский бензовоз: топливо слили, бензовоз – сожгли. И даже сухпайки расхитили. (Вадиму его имя известно)

Вадим идёт в Москву с просьбой дать ему официальный мандат, гумпомощь и пару красноармейцев. Со всем этим он готов возродить жизнь и построить современное сельское производство на вверенной ему территории. Построить новую жизнь. Показав, что настоящие хозяева вернулись. 

В Москве Вадим, получив советы отправился в Администрацию Президента, писать обращение к Владимиру Путину.

Мы снова строим Большую Россию. И строим её руками простых и искренних людей. Таких, как Вадим Свищёв из Новоалексеевки.

Дмитрий Бахур

+