• 27.11.2021 05:50

В канун праздника Великой Победы вновь осмысливается роль одного из наиболее противоречивых политиков XX века – Иосифа Сталина. В который раз задаются одни и те же вопросы: кто выиграл войну – Сталин или народ? Кто несет ответственность за катастрофу первых лет войны? Нужно ли вывешивать изображения Сталина в День Победы? Если ответ на первые два предполагает научный анализ, то проблема со сталинскими портретами решается просто – спросите об этом самих фронтовиков.

Его личность до сих пор вызывает яростные дискуссии и полярные оценки: Сталина считают одновременно верным коммунистом-ленинцем и скрытым почитателем Государя императора, интернационалистом и антисемитом, атеистом и верующим, единоличным диктатором и заложником своего окружения, сибаритом и бессребреником, скрытым русофобом, при этом, преклонявшимся перед мужеством и стойкостью русского народа, антиимпериалистом и даже агентом влияния Запада. Это полярное восприятие фигуры Сталина связано с противоречивостью его биографии и итогов правления. Россия вырастила Иосифа Джугашвили, сделав его Сталиным, политиком планетарного масштаба. А он, в свою очередь, кардинально изменил Россию. И именно у нас в стране его личность до сих пор вызывает столь разные оценки.

И, действительно, анализируя жизненный путь «вождя народов» и 30-летний период его власти над Россией можно найти подтверждение всех указанных гипотез. Бывший заурядный уголовник из южного захолустья стал равноправным партнером хозяев послевоенного мира – потомственных элитариев Черчилля и Рузвельта. Причем, эти великие политики своих стран невольно вставали перед этим невысоким, рябым, немногословным человеком по стойке смирно.

Одним из спорных вопросов является сталинский национализм. Например, был ли он антисемитом? Вероятно, нет, учитывая значительную долю еврейского народа в составе советской научной, творческой, производственной, партийно-хозяйственной и силовой элиты, включая НКВД. Наконец, именно Сталин является одним из фактических отцов-основателей государства Израиль. Однако это не отрицает его роль в тотальной зачистке «ленинской гвардии», запрете еврейского религиозного образования, нежелательности афиширования «пятого пункта» и

преследовании евреев после окончания войны. Но такая же трагическая участь постигла и русских. А был ли он русофобом?

Явную антирусскую направленность имела сталинская политика уничтожения православных храмов и священников, ликвидация класса зажиточных русских крестьян, репрессии против офицерского состава РККА накануне войны, расказачивание, разделение губернской страны на республики, послевоенные преследования фронтовиков и антигитлеровской белой эмиграции, создание массовой уголовной субкультуры, атмосферы всеобщего страха и доносительства, формирование языческого культа мумифицированных останков, превращение России в финансового донора братских республик и государств. Всё это происходило в годы правления Сталина, о чем иногда «забывают» русские сталинисты. К тому же, именно в годы сталинского правления Россию постигла невиданная с петровских времен депопуляция населения. Но все же его политика не была однозначно русофобской.

На другой чаще весов – сталинская политика в области всеобщего образования и здравоохранения, запрет абортов и фривольности начала века, индустриализация и организация фундаментальной науки, ликвидация национал-сепаратистов и пособников нацистов, распространение государственного русского языка, назначение русских управленцев в национальные окраины, обращение к героическим и великим страницам русской истории, появление мировой империи с центром в Москве, создание ядерного оружия и будущей космической индустрии. Наконец, самое главное: спасение русских от гитлеровского геноцида.

Доведя до конца дело уничтожения царского офицерства, чиновничества, духовенства и интеллигенции, Сталин внутренне восхищался мощью и благородством той эпохи. Именно к ней он вынужденно обратился в годы страшных военных поражений начала войны. Отсюда – его незабвенное «дорогие Братья и Сестры!», возвращенные в Советскую армию царские погоны, Александр Невский, Суворов и Кутузов. Отсюда и его любовь к мхатовской постановке «Дни Турбиных», известной также как «Белая гвардия» – одно это название говорит о многом. В годы его правления место прежнего дворянства с его аристократизмом заняли советская творческая и научная элиты, перенявшие многие царские нормы этикета и стиля жизни.

Сталину удалось сохранить святые иконы на Спасской и Никольской башнях Кремля, приказав закрыть их гипсом от всеобщего обозрения и, возможно, уничтожения. Также благодаря ему был сохранен собор Василия Блаженного. Это были его решения, и никто другой не смог бы отдать эти

приказы. В Сталине не было ленинского маниакального задора, чудовищной эпистолярной кровожадности и русофобии, этих бесконечных «расстрелять всех до одного», «повесить (непременно повесить)», «дурачить Ивашек» и т.д. Усиление влияния Русской Православной Церкви и русских военных, партийных кадров в послевоенный период – это тоже сталинская, во многом, вынужденная политика. Правда, разгром ленинградской партийной группы завершил этот краткий период.

Вероятно, Сталин, будучи политиком параноидального типа, опасался любых организованных форм политической активности вне зависимости от национальной принадлежности. Даже грузинам перепадало, невзирая на родственные чувства. Но как только институты и лидеры потенциального протеста уничтожались или не представляли угрозы его власти, наступал период сталинских щедрот и даже милосердия.

Даже имея полную информацию о зверствах гитлеровских войск, он пощадил немцев и даже создал для них государство ГДР. Огромными усилиями он сдерживал Советскую армию от справедливой вендетты, тотальной расправы над поверженным врагом, хорошо осознавая опасность конфликта с военными. Также показательна и даже удивительна предельно сдержанная, почти христианская реакция Сталина на самоубийство Гитлера. Будучи прекрасно осведомленным о коллаборационизме прибалтов и украинских западэнцев, Сталин сохранил их союзные республики, а Украину даже сделал государством-учредителем ООН. Депортируя некоторые народы, он допустил возможность их обустройства и выживания в местах ссылки. Помимо лишений, они приобрели значительный уровень свободы вдали от имперского центра.

На внешней арене Сталин был прагматиком и нередко шел на уступки. Его показной «антиимпериализм» отодвигался на второй план, когда стране нужны были ресурсы и солдаты Запада. Ради этого Сталин упразднил Коминтерн и согласился на мировое господство доллара, позволив ООН базироваться в Нью-Йорке, подписал Всеобщую декларацию прав человека, отказался от Порт-Артура, оккупации части Японии, Финляндии и северного Ирана, фактически сдал Югославию и создал индустриальные основы нынешней «Китайской империи». Решения, которые сегодня оцениваются очень неоднозначно.

Но что не вызывает сомнений, так это решающая роль сталинского государственного аппарата в Победе. Создание аскетичного, эффективного, ответственного класса партийного чиновничества и преданного присяге офицерства – неоспоримая заслуга Сталина. А еще – сталинская аскеза и очень русское стремление к справедливости, что и является основными

причинами его популярности в настоящее время. Хотя, согласно соцопросам, обратно в сталинскую эпоху хотел бы вернуться лишь незначительный процент населения России. В чем же причина этого несоответствия?

Полагаю, сегодня Сталин воспринимается не как желаемый лидер страны, а как Великий Инквизитор, который должен надзирать за элитой. Надзирать и безжалостно карать, если необходимо. Именно сталинская карающая длань должна, по мнению народа, настичь тех, до кого обычный обыватель не может дотянуться в нашем «правовом и социальном государстве». Причем, список нынешних «врагов народа» хорошо известен: либералы-западники, коррупционеры, олигархи, педофилы, исламисты, мошенники-риелторы, агенты влияния, агрессивные меньшинства, сектанты. Образ Сталина демонизирован на Западе, значит, его имя будет начертано на знаменах любой антизападной информационной войны.

И пока в самой богатой стране мира есть миллионы нищих, обманутых и обобранных, беспризорных и брошенных на произвол судьбы, где показная роскошь и безнаказанность, соседствуют со слабостью униженных и безразличием чиновников, а по периметру границ – сжимается вокруг России кольцо внешних врагов, – Сталин был, есть и будет с нами.

Андрей Диков

+