• 16.01.2022 23:53

Расстрел учителей и школьников в одной из школ Татарстана породил целый ряд поправок и предложений, как в законодательной практике, так и касательно применительной в охране образовательных учреждений.

Резонансная тема породила, как обычно это бывает, обильный поток предложений, в своём большинстве спонтанных, непродуманных и откровенно глупых (вроде того, чтобы увеличить возраст получения разрешения на оружие, установив минимум с 21 года). Призывать в армию, доверяя ядерный щит родины, можно в 18, а приобрести берданку — только через два года после дембеля! Согласитесь, глубокая мысль.

Решение же вопроса об организации безопасности на объектах школьного и дошкольного образования в первую очередь не должен быть отдан на откуп воли случая. Росгвардия, ЧОП, и т.д., всё это хорошо, но не везде реализуемо. Страна у нас, извините, большая. А вот штатная единица школьного охранника, это вполне реально.

Охранник – человек, отвечающий за безопасность жизнедеятельности учащихся, учителей и самого объекта в целом. Он знает всех в лицо и по фамилиям и способен самостоятельно решать вопросы на местах. Он должен знать и понимать обстановку в школе: кто шалит, кто прогуливает, кто пришёл без синяка, а выходит с фингалом или наоборот — у кого может быть в кармане рогатка или перочинный ножик, и т.д. Школьный охранник должен быть аттестованным специалистом, прошедшим определённый курс, либо сдавший определённый экзамен. С чёткими должностными обязанностями.

Сегодня в школах введён целый штат специалистов — преподаватель ОБЖ, соцпедагог, школьный психолог, завуч по воспитательной части. Здесь же должна быть и штатная единица охранника (специалиста по безопасности), он должен быть так же в штате, как и преподавательский состав проходить курсы повышения квалификации, принимать участие в педсоветах, совещаниях и т.д.

Но надо отдавать себе отчёт, что это сотрудник образовательного учреждения, возможно даже с лицензией на оружие и правом на его служебное использование, но не взвод ОМОНа. Терроризм, это не совсем его компетенция (антитеррористической деятельностью занимаются специально обученные люди). И не надо для этого придумывать велосипед.

Уроду, совершившему преступление в Татарстане, помешали устроить ещё большую кровавую драму адекватные действия сторожа и учителей — не вооружённых женщин. Все республиканские чины и ведомства отреагировали на сигнал так же грамотно и молниеносно. Руководитель республики Рустам Нургалиевич Минниханов безотлагательно лично прибыл на место трагических событий.   

Вопрос в другом. Недочеловек, совершивший это преступление, не возник в один день из праха земного — он находился всё это время в семье, имел некую социальную активность и здесь особой разницы не играет его возраст (19 или 91). Он был в поле зрения родных и близких, создал соответствующий намерениям акаунт в социальной сети. С 1-2 или 4 подписчиками это не так важно. Важно то, что о его намерениях знали. Вот здесь и кроется корень зла. В тех, кто покрывал его, был соучастником его действий. Он с ними общался, приобретал необходимые навыки, в том числе по изготовлению СВУ.  Возможно, испытывал их, готовился к преступлению. Возможно даже, будучи преступником-одиночкой, он не был изолирован от общества. В этом главный вопрос и проблема. В тех, кто знал, предполагал и молчал.

Вадим Шумель

+