• 29.11.2021 14:50

Религиозный ренессанс

Иосиф Дискин: «Религиозный ренессанс – это не выдумка, а реальный социальный процесс»

В ОП РФ предложили принять новый закон о свободе совести в духе «новой светскости»

— «Социологам хорошо известно, что в настоящий момент Россия вступает в новый этап трансформации: этап, связанный с индивидуализацией и ориентацией на сиюминутные интересы, близок к своему завершению, и ему на смену формируются новые общности людей с ориентацией на смысл жизни и прежде всего на религиозные ценности», — рассказал председатель Комиссии ОП РФ по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений Иосиф Дискин на круглом столе «Светское государство и духовно-нравственное развитие» 31-го августа. По его словам, «то, что мы называем религиозным ренессансом, – это не выдумка, а реальный социальный процесс», и вокруг понятия «светское государство» растет общественное противоборство.

Он представил доклад, в котором рассказал, что принцип «светскости» должен учитывать эту социальную трансформацию, которая меняет характер взаимодействия государства, общества и религиозных организаций. Так, согласно докладу, цель «новой» светскости – это предоставление религиозным сообществам и организациям бОльших возможностей для участия в духовно-нравственном просвещении и развитии общества.

Иосиф Дискин привел данные, согласно которым «две трети россиян рассматривают веру как нравственный ориентир», и предложил принять новую редакцию закона «О свободе совести и религиозных организациях», так как действующий закон был написан в начале 90-х годов прошлого века на основе либеральных представлений. По его мнению, новый закон должен соответствовать современным реалиям и общественным веяниям, и в нем должно быть сформулировано признание государства, что религиозные организации – это активные участники духовно-нравственного развития, и государство обязывает себя поддерживать это развитие в самых разных формах.

Поясняя свою инициативу, глава Комиссии добавил, что изменение в законодательстве позволит религиозным организациям идти в суд, когда нарушаются эти принципы. «Например, не дают землю для строительства храма. Тогда в суд сможет прийти местная религиозная организация и сказать: мы организовали уход за тысячами наркоманов, у нас работают воскресные школы, мы вносим огромный вклад в нравственно-этическое воспитание. И у нас по большим праздникам приходят люди, а собраться негде. Как же так?» — сказал он.

В свою очередь, член ОП РФ и председатель синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда отметил, что не видит необходимости в принятии нового закона. Он напомнил, что те или иные претензии к закону можно снимать путем поправок.

С критикой предложения переписать закон выступил и член ОП РФ, замглавы синодального отдела Московского патриархата по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Александр Щипков, заявив, что это слишком «резкая» мера, которая может «взбудоражить» общество.

К осторожности в этом «тонком вопросе» призвал и заместитель председателя Комиссии ОП РФ Альбир Крганов, который сказал, что закон о свободе совести – преимущество российской модели, и «нам нужно за него держаться». Он также предложил смягчить риторику и отметил, что «многие не знают, что светскость не предполагает атеизм, который борется с верующими людьми».

А член ОП РФ Сергей Ряховский выразил недоумение, что в России до сих пор не прописана концепция межконфессиональных отношений и «нет каких-то четких правил», а ко многим законам не выпущено подзаконных актов, что позволяет правоприменителям толковать закон так, как им угодно. «Так было с «законом Яровой», острие которого было направлено туда, куда никто не ожидал, ударив по миссионерской деятельности, никак не связанной с экстремизмом», — отметил он.

Об обратной стороне этой медали сказала член ОП Московской области Мария Котовская: «Меня пугает, что многие религиозные организации, которые сейчас создаются в огромных количествах, слабо контролируются традиционными конфессиями». Она подняла проблему сект, отметив, что в российском законодательстве до сих пор нет четкого определения этого понятия.

пресс-служба Общественной палаты РФ

+