Как- то раз мы можем проснуться в другой стране

--> Новости/Политика/Спорт

В любом обществе, при любом строе — демократическом или тоталитарном, есть стабильный процент тех, кто не согласен с происходящим. Даже при смене строя или политической элиты они все равно остаются в оппозиции. Этот процент относительно невелик и составляет примерно от 6 до 13%. К нему относятся как активные борцы, готовые принести себя в жертву, (и, как правило, это не совсем здоровые люди), или патологические неудачники, так и тихие ворчуны. К последней категории могут принадлежать вполне состоявшиеся и успешные личности, но проявляющие себя в таком амплуа в силу характера.
В обществе с низким уровнем социальной активности процент «ворчунов», преодолевший планку более 6%, является уже группой риска. При умелом использовании манипуляторных технологий никогда не составляло труда создать ситуацию, при которой этот процент можно увеличить в геометрической прогрессии в разы. Если идут дожди, сыро и холодно, а так хочется тепла и света — в этом виноват шаман. Пусть даже в пещере горит огонь, и вокруг бродят, ползают и скачут в изобилии завтраки, обеды и ужины. Но вместо того, чтоб утеплить пещеру, можно пойти по пути устранения шамана, ротации пантеона богов, либо исхода части племени с новыми вожаками в те места, где всегда уютно и тепло. В нашем обществе процент протестующих и несогласных старательно увеличивают специально обученные люди. А вот процент пассивного большинства составляет от 70 — до 80 процентов. Получается, что судьбами большинства может распорядиться группа лиц, составляющая не более 2,5- 3%. Но цифры говорят сами за себя: практически каждый день то там, то тут появляется новый борец. Какую околесицу он или она несет — значения, по большому счету, не имеет. Достаточно немного поиграть на подмене понятий, пособирать подписи во спасение чего-либо, не раскрывая правды о том, против чего эти подписи собираются на самом деле. И группа сопротивления готова. Такая «гапоновщина» была крайне популярна в революционной России. «Все будет общее; и земля, и хата, и бабы»; «царя-то подменили, вот он антихриста Гришку конопатого во дворце пригрел нам на погибель». Кому-то покажется это полным бредом, однако сто лет назад это работало — послушав агитаторов, мужики хватались за топоры и вилы. Самое интересное, что «заинтересанты» с тех пор тоже не изменились, все те же ребята. Да и ситуация, как зеркало. Только наша страна начинает влиять на общий мировой фон — сразу вот вам очередной Отрепьев, а Шуйских только чуть-чуть подкормить надо и они забузят. Верховным «Нехочухой» и номинантом на «премию Иуды года» может стать группа активных граждан, ратующих за уничтожение горнолыжной трассы и трамплина на Воробьевых горах. Не буду вдаваться в подробности — каким белкам или ежикам они помешали, но белка явно посетила самих активистов. Только употребив что–то очень бодрящее, можно выглянуть из нор своего нездорового подсознания к людям с таким буйным маразмом. Сколько мальчишек и девчонок ушли в большой спорт с этой горки, сколько призеров и рекордсменов там воспитали! Вот только вопрос: где воспитывали этих милых людей, которые так отчаянно ненавидят свой народ, свою родину? Или тринадцать иудиных монеток по-прежнему прельщают и манят, заставляя забыть все остальное… Моя прелесть.

Вадим Ш.