14 марта Любовь, котсомол и весна

--> Культура/Новости

Весна — время любви.  Весной все расцветает, все прилетают, просыпаются, выползают  и, влекомые инстинктом, ищут  себе пару.  Даже городские кошки выглядят особенно нарядно. Практически у каждого подъезда есть такая пушистая особа, которой и стар и млад с  утра до вечера несут всякую вкуснятину. У нас такая царица района живет не где-то там возле затрапезного подъезда, где непонятно еще, чем тебя накормят эти странные люди, может еще что завалящее вынесут. Наша живет на пороге сетевого продуктового магазина. Называть мы его, разумеется, не будем, так как за такую рекламу надо платить. Кошка реально из всех магазинов района выбрала именно этот.  Все, включая собак, в курсе,  что попробовать подвинуть котейку хоть на сантиметр невозможно, на нее можно наступить, но подвинуть — это не из этой сказки. Местную достопримечательность не смеют тревожить даже алкоголики,  у них там тоже что-то вроде клуба по интересам. Отвоевав себе место под солнцем,  киса питается исключительно самыми свежими продуктами прямо только что с прилавка.  Пушистая рекламная поверхность  качества продуктов питания и кормов для животных  является объектом постоянного вожделения граждан дошкольного и младшего школьного возраста, которые, размазывая слезы, умоляют своих мам и бабушек приобрести в их личное пользование подобное чудо.  Чудо, кстати, не реже раза в год творит собственные чудеса:  по пять- шесть чудес  за помет.  Их, понятное дело, тут же разбирают. И вот совсем недавно стоит в сторонке очередной карапуз, канюча по поводу приобретения мяукающего экстрактора счастья. Как тут возникает классический любовный треугольник. К первой красавице района с очередным пакетиком кошачьего корма спешит пожилая поклонница семейства кошачьих, а из кустов за ней следит совершенно оторвавшаяся от городских благ другая Мурка. И как только содержимое пакетика оказывается на бетонном парапете среди остальных гастрономических изысков, бродячая Мурка, воспользовавшись совершенно индифферентным  отношением подруги, присоединяется к намечающемуся застолью. Но добрая женщина дает ей (нет, не еще один пакетик вкуснятинки), а с размаху по полосатой морде. Но бродяжка, не привыкшая так просто сдавать свои позиции, продолжает настаивать на своем праве вкусить из этого рога изобилия. На что пожилая мадам реагирует крайне негативно. Она, вооружившись хворостиной, принимается охаживать ей несчастную Мурку, видимо, что-то пропустившую в  своей кошачьей жизни.  И тут на сцену выходит доселе канючивший карапуз. Вырвавшись из маминых объятий, будущий  Робин Гуд, хотя какой там Робин Гуд, бери выше – Дубровский, подбегает к воинственно настроенной гражданке и отвешивает ей грандиозного пинка в левую ляжку. После чего исполняет барабанную   дробь маленькими кулачками по пояснице, взвывшей от возмущения гражданки.   Весенняя  идиллия рушится, занавес. Рыдающего Дубровского мать увлекает в сторону родового гнезда, посрамленная мадам тоже покидает место боя,  а вискас так и не съеден.     Потому что в красавицу уже не лезет, а страшненькой досталось только по хитрой полосатой морде.  Люди, относитесь с большим пониманием ко всем котейкам,  даже таким неказистым, конструкция ведь у них,  по сути,  одинаковая – «у кошки четыре ноги, позади у нее длинный хвост и тронуть её не моги за её малый рост, малый рост».    И мальчонке мамаша задала трепку все-таки наверное напрасно —  он вполне зрело проявил свое гражданское сознание.