• 29.11.2021 15:59

Ребята, давайте жить лучше

Москва — один из самых динамично развивающихся мегаполисов в мире. Количеством населения который в последние годы прирастает в геометрической прогрессии . Исторически сложившаяся в советский период городская инфраструктура в значительной степени уже не соответствует современным реалиям в сфере социальных запросов   населения. Этот вопрос также остро касается и эксплуатации парковых зон и особо охраняемых природных территорий.

Исторически сложилось так, что большинство москвичей в шестидесятые — восьмидесятые годы прошлого века являлись дачниками. И на летний период времени были плотно привязаны к своим садовым участкам, покидая столицу на отпускной — каникулярный период и по выходным дням. С началом девяностых годов ситуация коренным образом изменилась. В эти годы начался практически не контролируемый приток населения в столичный регион. Новым москвичам, как правило, снимающим или только что приобретшим собственное кредитное жилье в столице, уже не до дачного отдыха. Люди заняты обустройством быта, зарабатыванием денег. Как правило, они весьма ограничены в средствах и во времени для проведения досуга и организации отдыха. Отсюда суть проблемы.

В данный момент население московского региона возросло в десятки, если не в сотни раз, и все эти люди так или иначе проводят свой досуг в парковых и на особо охраняемых природных территориях. Как правило, это достаточно молодые люди до 40 лет, привыкшие к активному отдыху на природе. Игры в футбол, волейбол, бадминтон, купание, проведение пикников. Все это — неотъемлемая часть наших культурных традиций. Но дело, к сожалению, обстоит таким образом, что для реализации планов на подобный отдых у нас не всегда есть право. Так, например, разведение открытого огня в парковых зонах категорически запрещено. Отсутствие же обустроенных пикниковых зон и соответствующих всем необходимым требованиям и нормам мангальных точек толкает людей на нарушения. Однако разрешение данного вопроса упирается в ряд подчас непреодолимых препятствий, связанных с вопросами благоустройства парковых территорий. Отсутствие же таковых мест вынуждает многих горожан идти в парки со своими мангалами. Допустим, все они люди сознательные и мусор за собой убирают, травяной покров не жгут, и пользуются исключительно купленным в магазинах углем. Но то, что они уберут за собой грязный, весь перемазанный углем и сажей, да к тому же еще и раскаленный докрасна одноразовый мангал — это уже из области фантастики. Опять же, чтоб вместо отдыха   не приобрести неприятности на свои головы, граждане стараются найти места поукромнее, где бы их не потревожили стражи порядка и прочие надзорные органы, и это тоже понятно. Кому охота вместо отдыха с семьей провести выходной день в кутузке? Поэтому с наступлением осени наши парки больше похожи на линию обороны, где вместо противотанковых ежей всюду торчат остовы ржавых искореженных мангалов.

Вот и давайте посчитаем, сколько ржавеющего железа остается гнить в лесу.   Три месяца лета — это примерно 24 выходных дня плюс майские праздники и теплый сентябрь — еще дней 15. Суммируем, получаем 41 день. Представим, что половина жителей Москвы три раза за этот период времени сходят на шашлыки. Население города сегодня 12 миллионов 450 тысяч человек. Половина, следовательно, 6 миллионов 250 тысяч человек. Компания отдыхающих в среднем от 3 до 6 человек. Усредним эту цифру до четырех и получится, что 1562500 мангалов, и это только за один выход — окажутся брошенными в парках. Исходя из этого, можно полагать, что москвичами за лето используется около 4500000 одноразовых мангалов, и это без учета гостей столицы. Весь этот металлолом находит свое упокоение в московских лесопарках только за одно лето. Из всего этого железа при желании можно сделать танк или паровоз.

Наличие же мангальных и пикниковых точек качественно могло бы сократить эту цифру. Люди приходят отдохнуть на пикник, как правило, не на целый день, а только на несколько часов. Таким образом, одна мангальная точка в течение одного дня разными компаниями используется как минимум от двух до трех раз. Ее местонахождение прекрасно известно администрации парка, следовательно она оборудована урнами, откуда ежедневно производится вывоз мусора. Площадки также доступны для контроля представителями правоохранительных и иных контролирующих органов, медицинских служб и категорий групп граждан с ограниченными возможностями. Да, а почему бы и нет? Почему человек на инвалидном кресле у нас лишен возможности посидеть с друзьями и родственниками возле тлеющих угольков, поесть жареного шашлычка с печеной картошечкой, при этом наслаждаясь природой. Правильная организация досуга населения в соответствии с его актуальными запросами во многом бы решила и ряд экологических проблем мегаполиса. Одна из которых благоустройство парковых территорий и содержании их в достойном состоянии. Конечно, от одних пикниковых зон толк есть но не велик. А если прибавить к этому некоторое количество общественных, бесплатных туалетов. Не убогих пластиковых коробок, а современных оборудованных пандусами и пеленальными столиками — так это будет уже совсем другая картина. А то получается, что для собак у нас предусмотрены специальные урны и штативы с пакетиками, а для людей подобная услуга отсутствует. На первом же месте у нас все таки должна быть забота о человеке, и когда мы это осознаем, возможно и станем жить по-человечески, а не по-скотски. Убирать за собой мусор, не ломать скамейки, не бить лампы в фонарях, и наслаждаться тем, что дает нам цивилизация в совокупности с природой, не скатываясь до уровня угугукающих австралопитеков.

Впрочем, не стоит впадать и в другую крайность, превращаясь с фанатичных природолюбов, зеленеющих от вида ребенка, пробежавшего по полянке. Или кидающихся под асфальтоукладчик, который делает в парке асфальтированную дорожку, пригодную для перемещения мамы с коляской, вместо того бездорожья, в котором запросто увязнет, переломав ноги, даже рота спецназа.

 

+