Пять лет Нереспублики

--> Колумнисты Фарсёра

В ленте зачастили сообщения о годовщине Майдана. Я в принципе только из анонсов этих постов и узнал, что с тех пор минуло целых пять лет. Т.е. я узнал, что оказывается уже пять лет прошло с того момента, как в здании киевской мэрии обезумевшая толпа шовинистов с очумевшим бабьём во главе пыталась разорвать меня на тысячу маленьких бахурят. Благо был пьян изрядно. Но глаза этих тёток вцепившихся мне в лицо забыть сложно.

Наблюдая расставленные блок-посты уже на следующий день после бегства Януковича по всем дорогам Украины (по дороге из Киева в Черкассы их было понатыкано немало), я понял, что на Украине вырыли топор гражданской войны и закопать его будет не просто. Пацанва, которая создавала эти блок-посты в своём захолустье, тоже хотела прихватить для себя плоды так называемой «революции гидности». Им тоже хотелось махать своим достоинством на каждом углу и заставлять всех кричать «хероям слава». Они останавливали машины, маршрутки, автобусы заходили в них со стволами в руках, и пассажиры откликались на нелепую речёвку.

Потом Правый Сектор (запрещённый на просторах России) поехал в гастроли по городам Юго-Востока, метить территорию.  В качестве метки выступали сваленные памятники. Когда праваки добрались до Запорожья, то первый их натиск запорожцы отбили. Разогнали у памятника Ленину. Правосеки встали табором на Симферопольском круге. Селюковский план: не мытьём, так катаньем, был запущен. Занятный факт: Богуслаев, глава завода «Мотор-Сич», который до этого активно спонсировал всякие фестивали типа Славянского единства (белорусы, русские, украинцы), уже тогда в феврале 2014 года моментально присягнул Правому сектору, начав финансирование этого табора.

В это же самое время начали пропадать люди из Юго-Востока. Помню какого-то мелкого бизнесмена, ехал с наличкой из Киева домой, стопанули на трассе. Пропал без вести. В те же дни были пытки в Киеве на Крещатике, в Украинском доме, если мне не изменяет память. О пыточных комнатах тогда написала Виктория Резниченко. Помню, как её муж, прибежав с баррикад, рассказывал, как они стреляли в упор по Беркуту, просовывая обрезы меж щитами. Так была сбита атака, когда Беркут почти прорвался до сцены.

Автобусы с севастопольскими активистами Антимайдана останавливались на трассе, над ними издевались, глумились. Неудивительно, что Крымская Республика и Севастополь решили воспользоваться моментом и покинули заражённую территорию.

Маховик гражданской войны набирал обороты: школьники люстрировали учителей, вахтёра в офисе Партии Регионов забили до смерти, агитационные автокараваны правосеков ездили по территории Украины снимая памятники Ленину с пьедесталов (попутно проводя рейдерские захваты предприятий: ларьки, свалки с металлоломом, поля с урожаем). Коммунистическая партия Украины, после того, как помогла легитимизировать госпереворот, была выгнана из Рады и запрещена, вместе с идеологией. Приват банк стал пообещал давать денег за сепаратистов. В Киеве из активистов Майдана создаётся Нацгвардия. В апреле бойцы Нацгвардии в Мариуполе откроют огонь по мирным протестующим. Коломойский похвалит их с экрана телевизора и пообещает выплатить 2 миллиона хероям (не знаю выплатил или нет). За день до этого расстрела днепропетровские десантники перешли на сторону Стрелкова в Славянске. Тех кто не перешёл местные жители покормили и отпустили домой.

2 мая в Одессе в Доме Профсоюзов были сожжены граждане, не согласные с политикой киевского режима. 9 мая в Мариуполе нацгвардия и батальон «Азов» сожгли милиционеров, отказавшихся разгонять шествие на День Победы. По всей стране идут аресты, похищение активистов оппозиции. Пыточные лагеря СБУ и Правого Сектора становятся нормой. Гражданская война и террор входят в обыденную жизнь граждан Республики Украина.

5 лет назад немецкие и французские дипломаты обещали присмотреть за тем, как будет создана новая Конституция Республики Украина. Но после переворота все забыли о новой Конституции. Через несколько недель был принят пакет законов, ограничивающий собрания людей. Занятно, что именно этот пакет законов, когда его хотел принять Янукович, послужил новому витку активизации участников Майдана. Но после победы «гидности» он пришёлся весьма по вкусу новым властям. «Гидность» всё делает демократичным. Конституция никому не была нужна. Киев любого, кто пытался заявить о необходимости ограничения власти центра, объявлял сепаратистом и применял в его отношении инструмент террора.

Может показаться, что «революция гидности» – это украинский вариант 93-го. Конечно, при определённых приближениях, можно увидеть некоторое сходство. (Особенно если сделать поправки на то, что победила другая сторона: в терминах 93-го не Кремль, а Белый дом). Дополнительное сходство добавляет то, что нынешний украинский президент, избранный на штыках, схож с Ельциным в пристрастии к алкогольным возлияниям.

Но существует серьёзная разница между Россией 93-го и Украиной 2014-го. В 93-м было противостояние между городом и городом. Это была сугубо внутригородская разборка. В то время как на Украине победило агрессивное село. Село пришло в город и стало навязывать ему свой архаичный образ жизни, своё архаичное мировоззрение. Республика – слишком сложная и непонятная для села категория. Поэтому концепция Республики была отброшена, как сказала в конце прошлого года вечно исполняющая обязанности министра здравоохранения Супрун: «Украина это не республика, Украина – держава». Напомню, что держава – это такой шарик, игрушка в руках киевских и прочих князей.

Вот так начиналась жизнь нереспублики, без Конституции, без закона, без Крыма и с восставшим Донбассом.

Д. Бахур

 

Самое свежее из Колумнисты Фарсёра

Отправим Сашу в Рашу

Под таким лозунгом белорусские оппозиционеры пробуют раскачивать минский майдан, на кануне предстоящих

Дума может «позеленеть»

Политический спектр интересов заметно «позеленел» — зашита природы не только стала модной

Дело доцента Соколова

Дело доцента Соколова на самом деле очень красноречиво характеризует всю нелепость нашего